РУС
ENG  
сайт Владимира Чистякова
ПОГОДА ЗАВТРА
Днепр: +17 C, безоблачно, ветер 2 м/с  »
Мариуполь: +17 C, безоблачно, ветер 2 м/с  »
Питерборо: +17 C, безоблачно, ветер 2 м/с  »
Норт-Бэй: +17 C, безоблачно, ветер 2 м/с  »
Лондон: +17 C, безоблачно, ветер 2 м/с  »
                                    свернуть
РЕЛАКС-ДИСКИ
В работе:            »
sw/bd151
sw/bd153
Статистика:        »
всего треков - 2964
  в т.ч. инструментальных - 392
всего исполнителей - 1353
  в т.ч. вокалистов-мужчин - 542
  в т.ч. вокалисток-женщин - 491
  в т.ч. дуэтов - 128
  в т.ч. групп - 192              свернуть



Когда я учился в пятом классе у нас в доме появился - роскошный по тем временам - западногерманский стереомагнитофон Grundig ТК46 и уйма боббин с записями западных звезд.

"Пульт", как сказали бы сейчас, был естественно в руках моего отца. И чаще всего он ставил Первый фортепианный концерт Чайковского. В очень непривычной, завораживающе забористой аранжировке.

Интернета тогда не было. По отечественному радио, на пластинках такого исполнения не предлагалось. И очень-очень долго мы ошибочно считали исполнителем этой и двух десятков других обработок классики "Филадельфийский симфоджаз". Именно так обозвал исполнителя тот, у кого отец переписал эти хитярищи.

Лишь много лет спустя я узнал, что это был Оркестр Рэя Конниффа, плотных отношений с Филадельфией не имевший. Штаб-квартира его располагалась поначалу в Нью-Йорке, а в 60-е переехала в Калифорнию. Коннифф был даже признан почетным гражданином Лос-Анжелеса. Хотя он, ессно, объездил с гастролями весь мир. Возможно, был проездом и в Филадельфии. Ну и записал в 1997-м обработку хита "Streets of Philadelphia" Брюса Спрингстина. Но всего-то у оркестра вышло около 2 тысяч треков. Тридцать лет кряду выстреливали по два лонгплея в год и только в восьмидесятые чуток сбавили обороты.

Прошло еще пару десятков лет до момента, когда я в полной мере осознал, что это был за революционер, что за глыбища. Какой убежденностью в своей правоте и профессионализме, готовностью идти напролом должен был обладать первопроходец, осмелившийся лабать в джазовом формате мелодии священных для тысяч меломанов Дебюсси, Шуберта, Шопена, Рахманинова, Равеля, Листа, Чайковского и прочих икон! Причем делал это хирургически точно, в сложнейшей оркестровке, задействовав десятки джазовых виртуозов-инструменталистов и гениальных вокалистов.

Поль Мориа, Джеймс Ласт, Клод Каравелли и сотни других аранжировщиков шли по пути, проторенному Конниффом. И кстати, их аранжировки были, как правило, скорее попсовыми, нежели джазовыми. Это не случайность. Коннифф сразу очень высоко поднял планку именно в джазовом направлении. Десятки и десятки высококлассных музыкантов (уже полвека с лишним после его записей) исполняют Besame Muchо и Summertime, например. Но мне не попался пока тот, кто бы по воздействию на меня превзошел плотный, выпуклый, волшебный саунд мэтра.

В марте 2016-го скомпоновал для этого диска улучшенную картонную обложку: титульная и внутренняя сторона.